Автошкола Нижний Новгород | Автошкола Центр — профессиональное обучение вождению | Обучение на категорию B в Нижнем Новгороде, отзывы.
Не пропустите

Lada Niva

Летом 1970 года председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин поставил перед коллективами ВАЗа, АЗЛК и ИЖмаша задачу создать автомобиль повышенной проходимости с комфортом массовых легковых моделей, но с возможностями армейского внедорожника. Строго говоря, в СССР такие автомобили начали создавать ещё в тридцатых годах, когда появился ГАЗ-61, позже был и Москвич-410 и ГАЗ-М-72 на базе “Победы”,

Однако все эти машины использовали кузова уже серийно выпускающихся легковушек. Полноприводное шасси просто “подкатывали” под них. Здесь же перед инженерами трех заводов встала задача разработать автомобиль “с нуля”, учитывая недостатки предыдущих выпускаемых моделей. АЗЛК нашел достаточно простой выход из положения. Подновив и перелицевав разработку 1959 года Москвич-415/416, заводчане в 1973 году представили на суд комиссии внедорожник Москвич-2148/2150 (с открытым и закрытым верхом соответственно). Однако, в серийное производство машина не пошла. Причиной “проигрыша” называется и лобби ВАЗа, и моральное устаревание конструкции и общая неготовность АЗЛК к масштабному освоению новой модели ввиду нехватки ресурсов. Так или иначе, Москвич являлся скорее “облагороженным” УАЗиком, чем действительно современным комфортабельным легковым автомобилем. Следующим «претендентом» на производство стал представленный в 1972 году ИЖ-14. Маленькая машинка обладала “фирменным” Ижевским “лицом” и интересной коробкой передач, позволяющей одним движением выбирать полно, задне или переднеприводный режим. Передняя подвеска по-прежнему базировалась на “москвичовской”, хотя в чертежах существовал и вариант типа “Мак-Ферсон”. Первые образцы были, как и ИЖ 5, с торсионной задней подвеской, но конструкторы, помня об унификации с “Москвичом-412”, все же остановились на рессорах. Прототип ИЖ-14 был готов летом 1972-го, как раз к приезду на завод Устинова. Некий генерал из свиты секретаря ЦК под взволнованными взглядами конструкторов во главе с Абрамяном (он тогда уже был главным) сел за руль еще не обкатанного вседорожника и ‘прохватил’ по территории завода. Автомобиль генералу понравился. Но о том, что будет с проектом дальше, начальство умолчало. Ижевские конструкторы немного обгоняли Тольяттинских коллег. На ВАЗе к весне 1972 году был создан лишь «крокодил Гена» ВАЗ-Э2121 — страшненький тентованный автомобили для внедорожных испытаний — по сути, шасси с простейшими кузовами. Знакомый миллионам людей облик «Нива» принимает только к 1973 году, стараниями ВАЗовского дизайнера Валерия Семушкина. Интересно, что уже на этапе создания «крокодилов» проект «Нивы» покрывается плотной завесой секретности. На автомобили даже вешаются бутафорские шильдики и эмблемы несуществующей компании Formika («муравей» на латыни), а любопытным преподносится легенда об испытаниях нового румынского ФИАТа. До официальной премьеры новая модель ни разу не попадала на страницы газет и журналов. Слухи в народе расходятся быстро: одна из машин проходила испытания в Средней Азии, и ведущий конструктор проекта Петр Прусов, прибывший туда самолетом, уже в аэропорту Ташкента “узнал”, что в этих краях румыны испытывают какой-то новый полноприводный ФИАТ! Так работала маскировка проекта. Разработка «Нивы» до нужного времени так и осталась тайной за семью печатями — хранить секреты в СССР умели. Однако не все шло гладко в создании нового автомобиля. Вот как описывает ситуацию вокруг создания новой модели ведущий конструктор Петр Прусов: «По «Ниве» в то время сложилась критическая ситуация. При обсуждении концепции автомобиля ВАЗ-2121 было очень много споров. Маститые специалисты отстаивали классический вариант — утилитарная форма, рама, барабанные тормоза спереди и сзади, зависимые подвески колёс. То есть, всё склонялось к традиционному открытому джипу. И это понятно — в то время по-иному никто и не мыслил. Но мы, молодые, видели эту машину совсем другой (такой, какой она в итоге и получилась — не в деталях, конечно). Но на художественном совете традиционная точка зрения возобладала и был принят открытый вариант (по закрытому у нас тогда ещё не хватало полновесных аргументов). И я пошёл к Соловьёву (главный конструктор ВАЗа) и положил ему на стол заявление с просьбой освободить меня от обязанностей ведущего конструктора в связи с несогласием с основной концепцией проекта. На тот момент полномасштабный пластилиновый макет открытого варианта был уже, что называется, «вылизан». Наш с Сёмушкиным макет (закрытого джипа) до такой кондиции мы довести ещё не успели и в сравнении он явно проигрывал. Но B.C. посоветовал мне не горячиться, а подготовить убедительную аргументацию к ближайшему техсовету. Очевидно, внутренне он уже был со мной согласен, но хотел ещё раз всё взвесить. К техсовету были подготовлены оба варианта. И как только совет начался, Соловьёв сделал гениальный ход. Он подошёл сначала к открытому макету: — Конечно, этот вариант более проработан. Но он, увы, неперспективен. Поэтому давайте сделаем так — накроем его чехлом, чтобы он нас не отвлекал, и внимательнее посмотрим второй, закрытый вариант, который я считаю гораздо более перспективным. И началось нормальное, спокойное обсуждение, которое и привело в итоге к тому, что наша точка зрения победила! Надо сказать, что после утверждения концепции все споры прекратились и далее работа шла в соответствии с принятым направлением.» Интересными представляются и воспоминания самого дизайнера Валерия Семушкина: Сложно сказать наверняка, внешний вид какого автомобиля подтолкнул художника к кардинальному пересмотру образа вверенного ему проекта, однако серийный автомобиль 1977 года будет отличаться от первых макетов лишь нюансами. В частности, постепенно изменится светотехника. «Нива» образца 1973 года. Передние “надфарники” и повторители поворотов раздельные, задние фонари круглые, отсутствуют привычные ручки дверей и дефлекторы в задних стойках. Бамперы скорее “бутафорские” «Нива» образца 1974 года. Задняя светотехника от “трешки”, появляются «нормальные» ручки и дефлекторы, бамперы уже хромированные. Лючек бензобака «переезжает» на правый борт. Повторили поворотов и “габариты” все ещё раздельные и округлой формы. В 1974 были выпущены первые 15 предсерийных образцов Знакомое всем “выражение лица”. Бамперы уже алюминиевые с резиновыми вставками, а повторники и габариты, равно как и задняя светотехника – “шестерочные”. Унификация по серийным моделям позволяла существенно удешевить производство В 1974 году «Нива» и ИЖ-14 “сходятся” в решающей схватке на государственных испытаниях. Впрочем, даже испытания на тот момент представляли серьезную проблему. По каким параметрам оценивать автомобиль принципиально нового класса? По “внедорожной” или “легковой”? Итогом маневров в последствие стал выход нового ГОСТа. К испытаниям подошли серьезно — на разных этапах подлючались и ЛуАЗ, и “тяжелые” старшеклассники — УАЗ, классический Land Rover и “прорывной” на тот момент Range Rover. Однако настоящие “бои” проходили в ведомственных кабинетах, а не на заснеженных трассах или зыбучих песках. Судьба ИЖа-14 на тот момент была уже решена. Министерство Обороны, которому принадлежал завод, средств на освоение «сырого» автомобиля не выделяло, поэтому «Нива» оставалась единственным жизнеспособным проектом с перспективами серийного производства. Перед государственной комиссией встал вопрос: по какой программе испытывать необычную машину? Стандартная программа тестов вездеходов была очень жесткой: почти без асфальта, с большим процентом бездорожья. “легковая” же программа, наоборот, включала преимущественно асфальт и лишь чуть-чуть укатанного грунта и щебенки. Ни тот, ни другой вариант в чистом виде для универсальной машины не годился. В итоге обе программы были “перемешаны”, что отразилось в появлении новых ГОСТов на испытания. Это было официальным признанием появления новой категории автомобилей – “легковых полно-приводных”. «Нива» открыла новую страницу в истории не только отечественных, но и всемирных внедорожников. Испытывали «Ниву», в первую очередь на Дмитровском автополигоне. Там была и целина, и раскисший грунт, и натуральное болото. В сравнительных испытаниях кроме «Нивы» приняли участие серийный УАЗ-496Б и два лучших в мире на тот момент внедорожника – Range Rover и Land Rover 88. В итоге, будучи самой слабой, относительно легкая «Нива» превзошла всех по умению проходить короткие трудные участки с ходу — у испытателей даже появился термин для обозначения этого качества машины: динамичное преодоление препятствий «Нивой» они называли “пролетаемостью”. Правда, на длинных тяжелых участках, где от машины требуется умение идти медленно, но долго, внатяг, «Нива» проигрывала тем же “УАЗам” и “Ленд Роверам”. Каждому свое. Автомобиль тестировали еще долго и жестко — от дорог Памира и бездорожья Урала до песков Средней Азии. В итоговом отчете комиссия дала такую оценку «Ниве»: “Автомобиль выдержал приемочные испытания и пригоден для постановки на производство и поставки на экспорт”. 31 июля 1975 года вышел соответствующий приказ Минавтопрома за № 199 «О постановке в производство новой модели повышенной проходимости ВАЗ-2121 «Нива». к XXV съезду КПСС в марте 1976 года была изготовлена вторая партия — 50 машин. Автомобили из этой партии (ее называли опытно-промышленной) в продажу не поступали, а были распределены по организациям в разные регионы страны. Эксплуатация опытных «Нив» проходила под наблюдением “ВАЗовцев”, которые регулярно облетали эти регионы, собирали информацию и разбирались с дефектами. А 5 апреля 1977 года с конвейера Волжского автомобильного завода имени 50-летия СССР сошла первая по-настоящему серийная «Нива». Выпуск «Нивы» начался за три года до того, как Audi освоила производство своей первой модели с постоянным полным приводом. В 1977 году ВАЗ-2121 перебирается на основной конвейер и попадает в продажу. Цена — 9000 рублей, это немногим дешевле “Волги” и намного дороже “копейки” (ВАЗ 2101). “Целевой аудитории” в виде колхозников и труженников села о таком автомобиле по прежнему остается только мечтать, а в 1979 году цена взлетает до баснословных 10300 рублей, что приводит к экономическому “чуду”: в стране с жутким дефицитом автомобилей падает спрос на новую модель — цену оперативно “вливают” в прежнее русло и продажи набирают обороты. Однако основная проблема для советского человека была не в том что «Нива» дорого стоит, а в том, что 80 процентов выпущенных машин уходило на экспорт. Нужно отметить, что на Западе автомобиль нового класса приняли очень тепло. Вот что вспоминает об этом главный конструктор автомобиля Петр Прусов: “…Толчок к бурному росту продаж автомобиля в Европе дала… погода. В 1979 году зима в Европе выдалась необычайно снежная, обычные легковушки передвигались по неубранным дорогам с большим трудом. Непривыкший к заносам европеец с оторопью и завистью взирал, как русская «Нива» проезжала даже там, где сидели тяжелые джипы. Лучшей рекламы трудно было представить: в тот год в одной только Германии «Нив» продали в четыре раза больше, чем годом ранее! «Нива» успешно продавалась более чем в 100 стран мира, ее собирали в шести странах: в Бразилии, Эквадоре, Чили, Панаме, Греции, Канаде. В Новой Зеландии в 80-е годы 40% регистрации всех внедорожников приходилось на «Ниву», а в Австрии она несколько лет занимала 90% внедорожного сегмента рынка. Во Франции же «Нива» была вообще культовым автомобилем. Во многих странах до сих пор существуют клубы любителей «Нив», а в Англии поклонники «Нивы» даже издают свой журнал! Однажды в Швеции прошла критическая кампания в отношении ФИАТа. Под шумок досталось и ВАЗу — мол, одним миром мазаны! Тут же в одной из шведских газет появилась статья под заголовком: «Если ты еще раз плохо скажешь о ВАЗе, я дам тебе в зубы!» Говорят, что после этого почтение шведов к русским машинам резко возросло. Работники ВАЗа утверждали, что не имеют к этой публикации никакого отношения.” Показательный момент, ярко характеризующий влияние, оказанное «Нивой» на мировой внедорожный автопром: в 1986 году японцы подарили руководителю проекта «2121» Петру Прусову рекламный проспект своей будущей модели Suzuki Vitara с надписью «Крестному отцу этого автомобиля». В абсолютных величинах — за три с лишним десятилетия из 2-х миллионов произведённых «Нив» на экспорт в более чем 100 стран мира было отправлено свыше 500 тыс. внедорожников. «Нива» была единственным советским автомобилем, экспортируемым в Японию!

Lada Niva

Lada Niva

Lada Niva

Lada Niva

Lada Niva

Lada Niva

Lada Niva

Lada Niva

Lada Niva

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *