Автошкола Нижний Новгород | Автошкола Центр — профессиональное обучение вождению | Обучение на категорию B в Нижнем Новгороде, отзывы.
Не пропустите

1967 Chevrolet Camaro

– Ну да "Камаро” тачка классная, конечно, без вопросов, но охотник из него вышел так себе – до популярности “Мустанга” Chevy так и не дотянул… – Можно сказать и так. Модели первого поколения по продажам значительно уступали “фордовскому” пони-кару. Отчасти из-за феноменального успеха “Мустанга”, отчасти из-за того, что “Камаро” появился на рынке позже заглавного конкурента. Хотя все могло случиться и наоборот. Ведь дебют “Мустанга” отнюдь не стал для General Motors сюрпризом – о разработке “фордовской” лошадки знали заранее. Так уж заведено в Детройте – чем сильнее ты пытаешься скрыть информацию о новом проекте, тем быстрее о нем узнают конкуренты. Диким и невероятным кажется совсем другое – “Мустанг” заочно как-то не сильно напугал “джиэмовцев”. – Не может быть! – А почему, собственно, в Chevrolet должны были бояться? Ведь изначально “Мустанг” задумывался как “фордовский” ответ на Chevrolet Corvair Monza. Мы уже подробно рассказывали про этот классный автомобиль. Сегодня его помнят только коллекционеры и любители истории. Однако, в начале 60-х «Монца» реально рулила. Скажем, в 1961-м симпатичное заднемоторное купе разошлось тиражом почти 110 тысяч экземпляров. Ford захотел себе такую же игрушку. Логичный вопрос – почему в Chevrolet по умолчанию должны были париться по поводу тачки, которую конкуренты создавали в качестве ответки на «Корвэйр Монца»? Никто ж не знал, что Mustang, на беду «джиэмовских» стратегов окажется дико, невероятно, абсурдно популярным. Уже в первые недели продаж самый известный пони-кар мира буквально втоптал Corvair в грязь. Годовой тираж «Корвэйра» «Мустанг» делал за квартал! Тут-то в Chevrolet и схватились за голову… – Раззявы! По всему выходит парни тупо прошляпили нужный момент… – Хуже того. В «Шевроле» не только знали о грядущей «фордовской» новинке, но и даже подготовили ей свой ответ. Еще в 1963-м отдел экспериментальных разработок Chevy во главе с Эрвом Рыбицки представил на суд руководства проект нового персонального двухдверного четырехместного купе – то есть машину, которая по своим вводным очень напоминала будущий Mustang! – Так-так, и что же сталось с этим проектом? – Ничего. В смысле – ничего хорошего. Семон Кнудсен, первый на тот момент человек Chevrolet, поблагодарил команду экспериментального отдела и… поставил на проекте жирный крест. – Эээээ… Уот зе?.. – И ведь на тот момент казалось, что шеф поступает абсолютно верно. Вот посмотрите сами. В 1963 году в гамме Chevrolet и так насчитывалось четыре модели, плюс в работе был еще и Chevelle. При всей бездонности «джиэмовских» сейфов, у каждого отдела корпорации есть свой бюджет, выходить за рамки которого можно только в крайних-прекрайних случаях. Тогда казавшийся исключительно нишевым, проект персонального купе Эрва Рыбицки на крайность не тянул. Отсюда закономерный и печальный для Chevrolet итог. Кстати, решение о том, что для борьбы с «Мустангом» кровь из носу необходима новая модель приняли не в апреле 1964-го, когда “лошадка” дебютировал и даже не в мае-июне, когда в шоу-румы Ford выстраивались гигантские очереди. «Джиэмовские» стратеги ждали пока продажи «мустанга» пробьют шестизначный рубеж и только во второй половине лета дали отмашку. – Вот, наверное, началась жара… – Так точно. Спешка была невообразимой – на создание машины с нуля нужны годы, а «Мустанг», тем временем, каждый месяц сотрясал рекорды продаж. К счастью, «джиэмовцев» совсем уж с нуля работать не пришлось. Если Mustang, говоря упрощенно, представлял собой сексапиальный кузов на шасси седана Ford Falcon, то будущий Camaro во многом повторял свеженький компакт Chevy II. Вот откуда у Camaro, скажем так, «гибридный» кузов – к основной несущей конструкции крепился мощный передний подрамник. Техническое решение, которое сегодня можно встретить повсеместно, обеспечило машине лучшую, чем в среднем по больнице индустрии шумо- и виброизоляцию. Кроме того, подрамник облегчал установку более тяжелых (читай: мощных) двигателей. Как ни крути – более изысканное техническое решение, чем на Mustang. Дизайн тоже кстати не стали копировать вслепую. – А почему бы и нет собственно? Могли ведь сэкономить пару месяцев… – Ну во времена, когда не случались прецеденты а-ля BMW X6/Mercedes-Bemz GLE Coupe слизывание стилистических решений у прямых и явных конкурентов считалось моветоном. (О, благословенные 60-е!). А потом дизайнеры Chevrolet в отличии от покупателей почему-то не пёрлись от (по их мнению) «угловатых и консервативных» обводов «станга». Считается, что стилистическим прототипом Camaro стал Corvette второго поколения, с его пышными обводами и почти животной харизмой. Кстати, тогда еще “Мустанг”-файтер назывался вовсе не Camaro. – А как же? – Сейчас расскажу. Особого секрета из создания ответки «Мустангу» в GM не делали, напротив, дозированно и направленно сливали необходимую информацию в прессу. Логично – публику, во-первых, надобно разогреть, а потом достоверная инфа о готовящейся новинке это лишний (пусть и тщетный) шанс отвадить потенциальных покупателей от визита в шоу-рум Ford, мол, потерпите чутка парни и мы такое покажем… Так вот по всех медийных вбросах Camaro фигурировал под именем Panther – “леопард”, “пантера”. – Неплохое имя, если что… – Как говорится да, но нет. Чем ближе был долгожданный момент дебюта, тем сильнее в Chevrolet беспокоились по поводу названия машины. Почему и кому не угодила «пантера» доподлинно неизвестно. Кто-то считает, что в GM убоялись излишней агрессии имени (ну хищное животное, нападения на людей, все дела…), другие настаивают, что активный предпродакшн-маркетинг полностью исчерпал ресурс дикой кошки и для привлечения внимания публики к серийной модели требовалось нечто новое. Новое и было предложено. Причем в весьма изощренной (если не сказать в извращенной) форме. 21 июня 1966-го около 200 журналистов различных изданий получили приглашение принять участие в телефонной пресс-конференции общества SEPAW. Приглашение подписал сам президент Chevrolet Питом Истесом. – Постой-постой, какого-какого общества? – SEPAW это аббревиатура Society for the Eradication of Panthers from the Automotive World, то есть «Общество избавления автомобильного мира от пантер». И сегодня, надо признать, это звучит так же по-дурацки, как и летом 1966-го. Вообще, только автограф Истеса придавал этому балагану вес чуть больший, нежели кретинский розыгрыш или глупая шутка. Но 28 июня, как и было объявлено, телефонная конференция состоялась. Тогда-то президент Chevrolet официально объявил – новая модель фирмы будет называться не Panther, как все ожидали, а совсем наоборот – Camaro – В случае с пантерой/леопардом, по-крайней мере, понятен ассоциативный ряд: скорость, сноровка, грация. Что же подразумевалось под именем Camaro? – Сам мистер президент настаивал, что оно созвучно французскому слову «camaraderie» – «товарищество», «братство». К тому же, как подчеркивал Истетс, Сamaro в отличии от Panther, полностью соответствует традиции давать новым Chevrolet имена на литеру C – Corvette, Corvair, Chevelle, Chevy II. Складная, конечно, история. Правда, самым популярным на тот момент автомобилем в линейке Chevrolet была полноразмерная Impala. Так что складывается здесь не всё… – По мне так хоть горшком назови, главное чтобы автомобиль был хорошим… – В точку. Лично мне «Пэнтер» тоже нравится значительно больше, чем «Камаро», но конечный продукт важнее. Получилась ли у Chevrolet машина достойная «Мустанга»? Как минимум. Благодаря конструкции шасси с подрамником «Шеви» выгодно отличался шумоизоляцией и более изысканными (разумеется, по не столь уж высоким американским стандартам) дорожными манерами. Благосклонно публика приняла и «корветтовский» стиль в дизайне и широкую гамму моторов, среди которых выделялся созданный специально для «Камаро» 5,7 л V8. – Но если машина оказалась столь удачной, то почему «Мустанг» остался лидером продаж? – Действительно, несмотря на крутейшую рекламную кампанию и самую большую в Штатах дилерскую сеть в первый полный год продаж Chevrolet реализовала «всего» 220 тысяч Camaro. Тот же «Мустанг» в лучшие годы стрелял и за 600 тысяч. Но надо понимать – рекорды бокс-офиса Ford крушил в первые годы после дебюта. Нарисовавшиеся в 1966-1967-м конкуренты отъели значительный кусок «лошадиных» продаж. В том же 1967-м для сравнения разошлось около 400 тысяч «стангов». Потому, в GM в целом были довольны – образно говоря, «Мустанга» удалось если не подстрелить, то по-крайней мере стреножить. Первое поколение модели выпускалось всего три с половиной года, за которые успели выпустить почти 700 тысяч «Камаро». В феврале 1970 года Chevrolet представил модель второго поколения – машину с совершенно новым дизайном, доведенной до ума подвеской и ходовой частью, улучшенной шумоизоляцией и еще более мощными двигателями. На нее машину возлагались еще большие надежды, почти всем из которых… не суждено было сбыться. – Почему? – Об этом, пожалуй, уже в следующий раз. Спасибо, за внимание и терпение.

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

1967 Chevrolet Camaro

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *